«Лицом в пол!» или острожно дети...

Как правило, работа спецназа в адресе выглядит в глазах обывателя следующим образом: залетает толпа вооруженных до зубов бронированных типов в масках, дико орут, кладут всех лицом в пол и так далее. Все в ужасе, шоке и трансе. На практике все выглядит иначе. Как правило, если в доме вооруженный бандит, то дом блокируется и выводятся женщины, дети и все остальные непричастные, а потом уже начинается зачистка адреса.

Но когда идет плановая работа по досмотру адресов, то опера каждый раз промывают мозг:  входите осторожно - там больной дед, там маленькие дети, не перепугайте. Естественно наша работа не предполагает деликатности, но в любом случае при досмотре или обыске людей лучше не пугать.

Справедливости ради стоит сказать, что ингушские дети вообще не из пугливых. Вооруженные дядьки вызывают у них скорее любопытство, нежели страх. Но, когда в доме проводится обыск, тревога старших передается и детям. Они уже смотрят не с любопыством и интресом, а с опаской и непониманием. Весь привычный уклад летит к черту, в доме полно чужих людей, которые с сосредоточенным видом роются в личных вещах. Некоторые уроды любят прятать оружие и боеприпасы в детских вещах, расчитывая на то, что там опера будут искать не очень внимательно.

Спрашивает опер у пособника:
- Сколько у тебя детей?
- Четверо. Дочки все...
- И о чем ты думал? Сейчас тебя посадят, кто их кормить будет?
Задержанный вздыхает и опускает глаза.

Я примерно понимаю о чем он думал. О том, что, авось, не поймают. Ингушское авось бьет русское, как козырный туз некозырную десятку. Это такая адская безответственность перед своей семьей, что просто диву даешься. Это на Кавказе-то, где семья - самое главное? Родственники-то, может, и не бросят семью совсем уж на произвол судьбы, но отца они все равно не заменят...

- Почему мне твоих детей жаль, а тебе нет?
- И мне жаль...
- А если тебе жаль, нафига ты во все это лез?
-Дурак потому что...

Дурак или нет, но ума хватило родить 3-4  детей? Теперь они смотрят, как папку увозят в наручниках. Ты, дурак, представь, что они сейчас чувствуют! Стоит это тех денег, что ты заработал, помогая бандитам? Конечно, мля, какое это преступление - взять вещи в одном месте, отвезти в лес и оставить в нужное время в нужном месте. "Я же ни кого не убил...". Ты не убил - они убьют. Не сегодня, так завтра. И другим детям будет так же больно, как сегодня твоим. Разница в том, что ты останешься жить, а эти дети будут сиротами.

Боль ребенка всегда сильней твоей собственной в десятки раз. Когда больно ребенку, лично я чувствую его боль с такой остротой, словно мне сердце режут бритвами. Мне не важно, чей это ребенок. Я бы глотки грыз ублюдкам, которые издеваются над детьми. Душил бы сволочей собственными руками, без угрызений совести. Иллюзорные идеи остаются таковыми из века в век, а ребенок плачет здесь и сейчас. Если ты родил ребенка - ты взял на себя отвественность за его судьбу. Если будет он счастлив - будешь счастлив и ты. И наборот - ты никогда не будешь счастлив, если страдает твой ребенок...

Если бы вот эта вся сволота, которая ныкается по норам, которая таскает им пожрать туда, хоть раз задумалась о том, что имеет настоящую цену в этой жизни - не было бы никаких терактов. Но зомби не способны думать. Они способны только перемещаться, пожирая все живое на своем пути. Мне все равно, ради каких целей воюют террористы. Я давно для себя определил, что я воюю за детей. Чтобы их не убивали и не брали в заложники. Если человек, говорит, что Гитлер его кумир - он один из тех, кто ставил опыты над детьми в детских концлагерях. Любой террорист на Кавказе или их пособник - один из тех, кто брал в заложники детей в Беслане. Если эта биологическая особь действует против чужих и даже своих детей - он не человек. И не животное. Он просто зомби. Существо без чувств, без памяти, без будущего... Не нужно говорить на допросе "потому что я дурак". Говори сразу: "потому что я зомби".