Эволюция джихада

Террористические акты последних лет в Европе и США имеют много общего, - считает политолог Жиль Кепель, проанализировавший мотивы преступников и схемы их действия.

Сопоставление бойней в Тулузе, Монтобане, устроенных Мохаммедом Мера, а также недавнего теракта в Бостоне, проведенного братьями Царнаевыми показало, что они могут являться проявлениями так называемого «третьего поколения джихада». Эту концепцию еще в 2005 году описал и выложил в интернет сирийский исламист Мустафа Сетмариам Нассар, известный как Абу Муссаб аль-Сури, в своей работе "Призыв к всемирному исламскому сопротивлению". И вот сейчас с разницей в один год на Западе были осуществлены два теракта, которые аль-Сури провозглашал как «джихад бедных».

Разведывательные и контртеррористические службы до сих пор смотрели на возможность таких действий сквозь пальцы и не воспринимали их всерьез. Однако сейчас пришло время задуматься над тем, что Мера не был «одиноким волком», как его расценивали некоторые эксперты, - считает политолог. Просто наступило время, когда джихад трансформировался и стал обретать новые очертания. Этот феномен как раз и описывал исламист в своем тексте. Он опирался на то, что после терактов 11 сентября 2001 года в США спецслужбы организовали достаточно мощное и эффективное противодействие «джихаду сверху». В качестве альтернативы идеолог терроризма предлагал стратегию «джихада снизу». Его идея заключалась в том, что лишенному организационных структур терроризму массового уничтожения должны прийти на смену спонтанные акции. Они, как описывал исламист, должны проводиться джихадистами, пришедшими к радикальным взглядам через просмотр и обмен видеороликами и текстами в интернете, при самостоятельном выборе целей терактов вблизи места жительства.

Экстремисты-одиночки, по мнению аль-Сури, вооруженные взрывчаткой или первым попавшимся оружием, финансирующие сами себя за счет мелких краж, практически не идентифицируются разведками любой страны мира. Тем не менее, несмотря на то, что они неспособны проводить массовые «эффектные» акции как 11 сентября, когда гибнут тысячи людей, рост числа «мелких» терактов, их прославление в интернете, а также непредсказуемость способны надолго посеять панику среди местного населения стран, активизирующих «исламофобскую» деятельность. Политолог Кепель отмечает, что сегодня разворачивается как раз сценарий нового поколения джихада, для которого уже созданы все самые благоприятные условия. Практически во всех развитых странах мира имеются и пополняются сообщества из верующих иммигрантов, все чаще присоединяющихся к приверженцам джихада, который в итоге может уничтожить западную цивилизацию на ее собственной территории.

Анализируя тулузский и бостонский теракты, политолог приходит к выводу, что даже вся ничтожность средств, которыми обладали преступники вроде Царнаевых и Мера, позволила им организовать акции, потрясшие мировое сообщество масштабом своего резонанса. Эти теракты наглядно показали, что люди, совершившие их, будучи полноправными членами цивилизованных сообществ, неожиданно для спецслужб дезинтегрировались из западного общества, отвергли все якобы принятые ими ценности во имя фундаментальных исламистских. Более того, они нашли единственный способ выразить свою принадлежность к виртуальному сообществу киберджихадистов посредством чудовищных акций, описанных исламистами.

Причинами такого перехода уже вроде бы интегрированных в западное общество людей к активным радикальным действиям Кепель видит в недрах кризиса глобализации и травматизма иммиграции. Этими инструментами научились умело управлять в собственных целях радикальная исламистские идеологи.